Красота в веревке – искусство Yukimura Haruki. Интервью (перевод).

Красота в веревке – искусство Yukimura Haruki. Интервью (перевод).

Еще одно из серии интервью, взятых Osada Steve у некоторых известных японских бондажистов.

Yukimura Haruki является одним из признанных мастеров и, благодаря многим видеозаписям и фотографиям с его участием, лицом сегодняшней японской SM-сцены. Думаю, не ошибусь, если скажу, что впервые я увидел его на видео около 20 лет назад. Но начал он свою деятельность еще раньше.
harukiyukimuraЯ должен сказать, что среди всех практикующих сегодня японских бондажистов, Ваши работы наиболее красивы. Важно ли это для Вас? То, что сделанные Вами обвязки красиво смотрятся?

Конечно, это одна из самых важных вещей. Вы должны понять, что основная моя работа – для видео. Я сделал больше 2500 бондажных видео, и уж промолчу о количестве фотографий. Так что да, это очень важно, что сделанные мной обвязки красивы. Но не менее важны впечатления женщин, с которыми я работаю. Если женщине будет некомфортно, то независимо от красоты обвязки результат не будет выглядеть красиво. Существенно, что все мужчины с удовольствием смотрят на лица женщин, и они хотят видеть женские лица в экстазе.

Когда вы впервые заинтересовались шибари?

Ну, первое знакомство с СМ было в начальной школе. Я нашел отцовскую коллекцию эротических рисунков, и фотографии связанных женщин показались мне смешными. Потом я забыл об этом, до момента наступления половой зрелости, когда я понял, что хочу связывать девушек, с которыми встречаюсь. Конечно, некоторые из них бросили меня после того, как я попробовал, но это даже было хорошо: мне нравилось смотреть как они себя ведут, когда я вытаскиваю веревку во время поцелуев.

Что для вас шибари?

Для меня шибари – это обмен эмоциями между мужчиной и женщиной. Уникальная японская штука – выразить любовь и эмоцию полностью посредством веревки. То есть шибари – это не то, как вы выполняете ту или иную обвязку, а то, как вы будете использовать веревку, чтобы передать женщине свои эмоции.

Как вы стали профессионалом?Haruki-arte

В молодости я работал фотографом, брался за любую фотосъемку. В районе тридцати я стал также снимать эротику. Испробовал множество различных методов, чтобы сделать моделей на снимках как можно более красивыми и эротичными. Экспериментировал, наверное, больше любого другого фотографа – в частности и со связыванием. И как-то постепенно на работу с веревкой стало тратиться больше времени, чем на фотографирование. Иногда я связывал девушку и брался за камеру, но чаще мне хотелось с разными целями поместить в кадр и себя. И нужен был помощник, чтобы сделать снимок. В общем, годам к сорока я полностью сосредоточился на шибари.

Вне Японии с термином “nawashi” творится большая путаница. Западные люди склонны представлять себе некий процесс квалификации. Какое бы вы дали определение слову “nawashi”?

Это относительно новое слово, которое было составлено где-то после войны, вероятно, автором одного из СМ-журналов, которые были тогда очень популярны. “Nawa” по-японски – веревка, “shi” – частица, добавляемая к словам для указания высококвалифицированного представителя какой-либо профессии. Никакого процесса квалификации или официального стандарта на существует, так что не совсем ясно, когда именно человека можно называть “nawashi”. Но я бы использовал этот термин для обозначения “прокачанных профессионалов” – тех, кто зарабатывает на жизнь посредством шибари и преуспевает в этом. Между прочим, есть много других слов, обозначающих профессионалов в работе с веревкой. Я использую термин “bakushi”, производное от слова “baku” (ограничение), оно же входит в “kinbaku”.

Некоторые люди на Западе называют “nawashi” вообще всех, кто работает с веревкой, независимо от качества их работы и уровня подготовки в шибари.

Зачем называть японским словом неяпонский стиль связывания? Кроме того, я не стал бы называть ни любителя, ни того, кто не обучался этому несколько лет в Японии.
Yuki1Ладно, давайте вернемся к вашему стилю работы. Вы известны тем, как вы общаетесь с женщинами, которых связываете: что-то бормочете на выдохе и делаете “пошлые” комментарии о ее теле или о том, что вы собираетесь с ней сделать. Зачем это все?

Бормотание – определенно часть моего стиля, а пошло это еще с самого начала моей карьеры. Причин тому несколько. Во-первых, чтобы дать оператору сигнал о том, что я собираюсь сделать, таким образом, он может подготовиться и сфокусировать камеру на нужной части тела модели. К примеру, если я бормочу что-то типа; “Я не я буду, если под блузкой щас сисек не найду” – оператор знает, что надо сосредоточиться на груди модели. Во-вторых, мои комментарии смущают женщину, что очень заметно на снимаемом видео. В третьих, мое бормотание добавляет логической обоснованности происходящему. Например, что-то типа: “Почему ты опоздала? Ты где была вечером? Опять с парнями где-то шлялась?” Лучше, если зритель видит причину для связывания, видит, что для применения веревок есть эмоциональное побуждение.

Есть ли видео, которым вы особенно гордитесь?

Я сделал их так много, что трудно выбрать что-то одно. Хотя, ранее вы упоминали Jouen, видео, которое я направил для Cinemagic в конце 1980-ых. Вот оно, наверное, такое и есть. Тогда я сотрудничал с Minomura Ko, редактором “Kitan Club”, давнишнего СМ-журнала, который больше не издается. До него это был журнал о дикой природе, но Minomura преобразовал его в СМ. Он много чего делал сам, работал с письмами читателей, писал рассказы, фотографировал, даже делал иллюстрации. Если видел по письмам, что читатель способен хорошо писать на тему своих фантазий – приглашал такого человека регулярно писать для журнала. Одним из таких авторов был Dan Oniroku.

Minomura Ko тоже занимался шибари? На что были похожи его работы?

Minomura использовал белые хлопковые веревки, только пять штук за раз. Веревки были мягкими, поскольку он не хотел повредить кожу женщин. Акцент он делал на стыде и смущении. Мог, например, взять обстановку традиционной японской гостиницы и привязать женщину к столбу-опоре. После чего расположиться перед ней с флягой сакэ и говорить ей разные смущающие вещи. И все это время наблюдал бы за ней – делал бы фотографии или наброски для иллюстраций, записывал свои впечатления о том, как она выглядит в его веревках. А потом все это появилось бы в журнале.

Вот лично меня привлекают сложные обвязки. И глядя на многие ваши работы, я говорю себе, что кроме Yukimura Haruki так не сможет сделать никто. Как вы достигли такого уровня? Где черпаете идеи?

Черпаю идеи в женщинах, в их сексуальной напряженности, которая возникает в них во время связывания. Под влиянием этой напряженности женщина будет хотеть чего-то большего, чем просто бондаж – к примеру, порка или пощечина. Но я занимаюсь только связыванием. И в ответ на ее стремления я добавляю веревки – вот откуда берется сложность обвязок.
Haruki01
Если вы хотите достичь вершин мастерства в шибари, вы должны связывать много различных женщин, потому что каждая женщина чему-то научит вас и даст идеи. Любая, даже самая простая обвязка будет отличаться на разных женщинах, поскольку женщины различаются размерами и телосложением. К примеру, если у женщины длинные и гибкие руки, может быть ей очень пойдет связать их за спиной как можно выше. Но с женщиной с короткими руками я такого делать не буду, а придумаю что-то другое. Я когда-то придумал очень красивую уникальную обвязку, когда работал с женщиной, у которой почти не было груди. Пробовал различные идеи, чтобы представить ее плоскую грудь действительно привлекательной. И эти идеи никогда бы не пришли мне в голову, работай я всю жизнь с полногрудыми девами.

Когда я снимаю видео, я практически не делаю сложных обвязок. Для видео я предпочитаю связывать попроще, а добавлять напряженности манипулируя другими факторами. Например, временем. Как долго я собираюсь оставить ее связанной? Когда я собираюсь развязать и повторно связать ее? Когда же я работаю с фотографом, особенно если фотограф хочет сосредоточиться на какой-то части тела модели и не включать в кадр лицо, я делаю более сложные вещи с большим количеством веревки. Тогда я работаю не со всей женщиной, а с ее частью ее тела, которую комбинирую с веревками, чтобы создать объект.

Вы связали, наверное, больше тысячи разных женщин. Влюблялись ли вы когда-нибудь, ревновали ли?

С одной или двумя женщинами у меня был роман примерно на год. Но такого рода длительные отношения для меня очень утомительны. Это моя работа, поэтому для меня лучше общаться с моими моделями в терминах отношений на один день – вроде как, романтика на несколько часов. Тогда я действительно смогу отдать ей все свое сердце. Я должен отдать ей всего себя, чтобы взять у нее все лучшее для камеры. Если я не открою свое сердце для нее – она не откроет свое для меня. Отвечая на ваш вопрос – да, я чувствовал ревность. Только сравнительно недавно я научился быть ровным в отношениях с моделями. Но бушевавшая когда-то во мне ревность – часть того, кем я являюсь сейчас.

Перевод: Mihail_A. (оригинал)

Картинка профиля Mosafir
От Mosafir

Похожие записи

Интервью с Naka Akira (перевод)

Интервью с Naka Akira (перевод)

Akechi Denki: гроссмейстер шибари. Интервью (перевод)

Akechi Denki: гроссмейстер шибари. Интервью (перевод)

Интервью с Osada Steve. Перевод.

Интервью с Osada Steve. Перевод.

Михаил Балабанчик

Михаил Балабанчик

Оставить ответ